18.02.2017 14:55

LOBODA: «Лолита готовила мне кашки каждое утро»

Элиас Кокотос, греческий продюсер, а также корифей конкурсов «Евровидение», причастный к успехам исполнителей из разных стран, приехал гостем на российский эстрадный конкурс в Сочи и все дни был страшно напряжен. С позиций всех законов жанра и на его наметанный евроиспытаниями глаз, должна была победить, конечно, группа DoReDos из Молдовы. «Это абсолютно конкурсный коллектив, — делился он впечатлениями с «ЗД», — все у них правильно: по форме, подаче, энергетике, сыгранности, профессиональному уровню. Победить должны, конечно, они». Но была вероятность облома, как недавно на «Евровидении» у их соотечественников — фееричных Sunstroke Project. Для многих, кто наблюдал за евросонгом в Киеве, номер Hey, Mama был лучшим. Но не победил. Казалось, что и теперь зажигательные молдаване уступят пальму первенства, например, Эрна Мир из Армении или Сардору Милано, узбекскому жонглеру октавами и тесситурами. Артист уже штурмовал несколько телевизионных конкурсов, и его очередной поход за победой выглядел уже затянувшимся и несколько утомительным аттракционом. Казалось, что жюри с первого дня предпочло творческому началу бездушную технику вокально-акробатических трюков. Хотя, видимо, и разрывалось на части между «хочу» и «не могу». В итоге выдало скандальный вердикт: три первых места! Молдаванам повезло. Гуру «Евровидения» г-н Кокотос уехал в свою Грецию не совсем разочарованным… Пока жюри чешет репу, как разделить призовой фонд, «ЗД» была несказанно рада случившимся по оказии встречам со Светланой Лободой и Димой Биланом. По разговорам с ними успели соскучиться, судя по письмам в «МК», многие наши читатели…

LOBODA: «Лолита готовила мне кашки каждое утро»
фото: Лилия Шарловская

Поразившая меня неожиданной ассоциацией метафора про «Жигули» и «Мерседес» принадлежит совершенно рядовому зрителю, внимательно следившему за всеми концертами. То есть все, что этот человек видел и слышал — а это, пардон, почти все расфуфыренные сливки роспопсы, — оказались для него «Жигулями». И только одна LOBODA показалась ему, не фанату (!), а беспристрастному обывателю, «Мерседесом», в котором «нет ничего лишнего и все сбалансировано». Резюме «я бы купил билет на ее концерт» — самый главный для любого артиста зрительский вердикт.

Ночной сольник певицы, который не удосужились даже снять для исторических телехроник, поднял на уши зрителей, зарядил их невероятно позитивной энергией. Она не пишет на своих афишах про «шоу мирового уровня», но таковое, по сути, показывает из раза в раз — хоть в Киеве, хоть в Москве, хоть, как сейчас, на южном взморье. Это настолько очевидно, что нет нужды уже метать бисер восторгов и комплиментов — за них говорят аншлаговые концерты, высшие строчки хит-парадов, занимаемые каждой новой песней артистки, скачивания, просмотры и т.д.

У самой же Светланы удивление другого порядка: «Дочка вчера спросила: мама, а что значит слово «концептуальность»? Ей всего шесть лет! Не понимаю, что из нее вырастет, моя Ева — совершенно экстраординарный ребенок!». В ответ я сделал осторожное предположение: «Наверное, в маму?..».

— Света, ты идеально поешь, двигаешься на сцене. Как машина. Тебя даже с «Мерседесом» сравнили. А по чувственности и эмоциям ты еще и «вулкан страстей»…

— Ну до идеальности мне еще очень далеко. Я считаю, что я еще слабенькая — на фоне тех целей, которые я ставлю, и на фоне тех людей, которые являются для меня авторитетами в своей работе… Хочется расти, быть лучше для самой себя. Я страшный перфекционист, и если вижу какие-то нюансы, погрешности, то не успокоюсь, пока не избавлюсь от них. Я вообще всегда собой недовольна. Все в моей команде знают, что у меня всегда есть огромное количество вопросов к себе… Иногда я чувствую, что выдыхаюсь. Но каждый раз, когда выхожу на сцену, то ощущаю, что публика заряжает. Раньше я не умела брать, умела только отдавать, и все время после концертов была просто как выжатый лимон. Не чувствовала ни ног, ни рук, ни эмоций. А сейчас нашла людей, которые учат меня взаимообмену энергией. С людьми нужно уметь энергетически обмениваться. Если ты научилась этому, то идет очень сильный всплеск.

— Свою публику и даже себя в музыке ты, однако, нашла не сразу. Начинала как девушка «ВИА Гры», пробовала себя на «Евровидении», помню, как долго металась в поисках… Когда поняла, что перешла наконец Рубикон, стала востребованной, убедительной для себя и публики?

— Мне кажется, что я и сейчас в состоянии поиска. Когда я начинала сольную карьеру, то вообще не понимала, что делаю, куда иду. Было много амбиций, мне очень хотелось встать на какой-то свой путь, но я не знала, как это делать. И по мне было видно — как выскочка, прыгаю, пытаюсь, мечусь, и акробатика, и танцы, и это, и то. А по большому счету — ничего. Стержня не было, характера, все размазано. Помню, мы с Лолитой обсуждали мой номер на «Евровидении» в Москве в 2009 году (Be My Valentine), где не было самого артиста. Были колеса какие-то, акробатика, барабаны. Но не артист. И вот сейчас я уже понимаю, о чем мне Лолита говорила. Самое важное, как ты умеешь доносить, смотреть, а все остальное — мишура. Для меня лично перелом, конечно, произошел с приходом Нателлы (Крапивиной), моего продюсера, когда у нас получилась песня «Революция». Эта песня была переломная, новая веха в моей карьере. Потом была «40 градусов», мы сняли потрясающий клип в Исландии. Нателла была режиссером. И эта работа дала нам очень большой пласт женской аудитории. Как в известной формуле: наутро мы проснулись знаменитыми в моей родной стране Украине.

— В России тоже, знаешь, не остались безучастны тогда к такому неожиданному и новому воплощению…

— Просто в Украине «40 градусов» выстрелила моментально — сразу во всех хит-парадах, и держалась на первых позициях очень долго. Смерть, страдания, сопереживание — материи, которые волнуют людей. Женщина теряет своего мужчину — это канва, но важно, чтобы люди в это еще и поверили. И мне тогда это удалось. Уже я понимала свое предназначение, умела и знала, как это воплотить. И видеоряд сыграл большую роль.

— Но и песня с музыкой сами по себе тоже были хороши…

— Да, конечно. Дима Монатик написал потрясающую песню. Я всегда его искренне благодарю за то, что у нас сложился такой тандем. Хотя, признаюсь, мне песня понравилась сразу, а Нателле нет — говорит: ерунда какая-то. А я ей говорю: стоит всего 500 долларов, чего уж, давай возьмем! А она: за 300 возьму… Помню, мы торговались с Димой из-за этих 200 долларов за песню, которая стала мегахитом и принесла нам огромное количество всего!

<iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/y_LYrS6vAKA" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

— Это часто, когда артисты не то что не угадывали будущий хит, а просто в штыки поначалу принимали — от «Миллиона алых роз» у Аллы Пугачевой до «Прованса» у Елки…

— Но это Нателла не верила, а я верила. Я всегда верю в то, что делаю. Люди вокруг могут говорить: нет, это плохо, — но, если я четко понимаю, что это мое, как «Революция», «40 градусов», то не отступлюсь. Пусть даже говорили поначалу, что такую музыку не ставят радиостанции, но я знала, что нужно делать, и оно со временем сработало.

— Только что мимо нас прошел Костя Меладзе. Он не дуется на тебя за то, что ты сбежала, не оценив счастья работы в его «ВИА-Гре»?

— Очень тепло мы друг к другу относимся. Тогда, в 2004‑м, все было очень неожиданно. Они на кастинге не объявляли, что идет набор в группу «ВИА-Гра», а просто говорили, что Костя ищет для себя артиста, которым хочет заниматься. Я пришла к нему как к продюсеру, очень мечтала — такой великий человек, хотелось бы, чтобы он занимался моей карьерой. Прошла конкурс из тысячи человек, в конце вечера, уже в 11 часов, мне говорят, что я отобрана. Присаживайтесь, мол, мы вас поздравляем, вы в группе «ВИА-Гра». Я немножко была в недоумении, потому что не шла в «ВИА-Гру»-то вообще..

— Репутация не устраивала?

— Не в этом дело. До этого я была в группе Capuccino и понимала, что это не мое кино, я не групповой человек, я перетягиваю одеяло на себя. Сольные артисты всегда индивидуалисты. И я говорю: «Костя, я не смогу, я уже была в группе, у меня не получается». Он удивляется: вы, говорит, сошли с ума? Это самая популярная группа в СНГ, вы о чем вообще говорите, девушка?! У вас есть другие предложения? Я говорю: да, у меня есть другой продюсер, он хочет заниматься моей сольной карьерой. «И как его зовут?» — спрашивает Костя. Александр Серый, говорю. Он обмерил меня с ног до головы и говорит: «Светлана, серый не ваш цвет». И я подписала контракт. Но мы договорились, что если у меня не получится, то он меня отпустит. Он очень благородно ко мне относился. Наблюдал, смотрел, видел, что мне на протяжении этих четырех месяцев было душно, я задыхалась, впадала в депрессию. После большого тура по Азии я пришла и сказала, что не буду больше в коллективе. И Костя великодушно меня отпустил, а контракт отменил. Пожелал удачи. Мы все время переписывались, он спрашивал, как мои дела, всегда меня поддерживал, и отношения остались очень теплые. Вряд ли он так общается с другими солистками, которые покинули группу. После творческого вечера Валеры Меладзе его песня «Текила-любовь» зашла в наш репертуар настолько органично, будто это наша песня. Сейчас уже не могу представить свою концертную программу без нее.

— Меня поражает, как исступленно за тебя переживает и волнуется твоя московская подруга Лолита. Такая эмоциональность и беззаветная дружба, особенно в шоу-бизнесе, невообразимая редкость…

— Я тоже за нее очень переживаю и очень сильно ее люблю. Много лет назад Лолита очень помогла в тяжелой ситуации в моей жизни, это было связано с продюсером, с мужчиной, которому тяжело было перенести расставание. И по обычной схеме взаимоотношений мужчина-женщина он сделал все, чтобы женщину, то есть меня, стереть. Со временем он, правда, признал свою неправоту, и сейчас мы неплохо общаемся. Благо, что весь этот груз с нас спал. Нельзя расставаться врагами в принципе. Потому что остаются круги, которые ты не завершил. Если на тебя кто-то держит зло, то карме это плохо, я в это очень верю. Но мы с Лолитой очень близки и по творческому темпераменту.

— Это правда. А как все началось?

— Мы познакомились во время московского «Евровидения», я была маленькой девочкой, ничего не понимала, она мне позвонила: «Аллё, это Лолита». Я говорю: «Ой, а мне показалось, это какой-то мужчина». Она говорит: «Меня все с мужчиной путают».

— Басит…

— Низкий голос… С этого и началось наше знакомство. После «Евровидения» она приютила меня у себя. Говорит, нужно делать сейчас важные шаги, приезжай, живи у меня, я буду за тобой ухаживать, помогать, вижу, что ты очень похожа на меня в молодости, и хочу тебе помочь. И наша большая дружба началась с того, что Лолита готовила мне кашки каждое утро. Я просыпалась и не понимала: куда я попала, за что мне это упало с неба? Она была такой заботливой. Она вообще очень заботливый человек, всегда дарит моему ребенку подарки, спрашивает, как я, нормально ли питаюсь, как езжу… Мы постоянно на связи, в эсэмэсках, в вотсапе… Начитываем друг другу аудиосообщения, если вне зоны доступа.

— А еще она стратегически мыслящий человек, однако. Рассмотрела в тебе то, что другие тогда даже не подозревали…

— Да, она сказала, что уже тогда четко понимала, что я большой артист, но мне многое мешает, включая окружение. И понемногу тактичными советами, поддержкой, теплом, заботой, очень многим действительно помогла в дальнейшем моем творческом развитии…

— Так получается, что глобальный русскоязычный шоу-бизнес очень сильно подпитывается творческим потенциалом из Украины. Много нового и свежего в музыке приходит оттуда, даже сейчас, в эти непростые времена между нашими странами. Мы этот секрет и ребус часто обсуждаем в «ЗД», пытаемся его разгадать. А ты что скажешь?

— Украина очень богата талантливыми людьми. Если ты посмотришь наш «Голос Краины», там такие дети, от которых просто мурашки по коже. Жена Саши Реввы вчера мне показала за ужином запись одной девочки, которая пела так, что мы плакали. Думаю, ну откуда у нее такой голос, такое сострадание в том, о чем она поет! Какие мелизмы красивые у нее выходят, сколько эмоций неподдельных в подаче! Это уникальность нации.

— То есть украинцы в здешней музыке — как итальянцы в мировой, да?

— Можно и так сказать. Украинский язык очень певучий, очень красивый. Это наш дар такой.

— Есть еще одно отличие — в системе шоу-бизнеса. В Украине больше интереса и поддержки нового, что появляется в музыке, не так ли? В Москве же правит бал пресловутый радиоформат, заточенный под конвейер…

— Я не могу сказать, что сильно замечаю такие вещи, но то, что в Украине действительно живут талантливые люди и их очень много, это факт. Если зайдешь в заведения, где поют живые музыканты, то почти в каждом ты встретишь уже готовую, по сути, звезду, личность. Их можно прямо брать и, если есть возможности, просто раскручивать. В силу каких причин это происходит, мне сложно сказать. Но также я могу сказать, что в России огромное количество замечательных музыкантов, артистов. Баста — талантливейший музыкант! Земфира — просто культ личности! Такого масштаба человек, такая глыба, безбрежное море… Талантов много везде. Возможно, дело действительно в системе, дающей или не дающей комфортные возможности проявлять себя. В Украине на радиостанциях всегда берут хорошую музыку, если она даже новая и никому еще не известная. В России на радиостанциях часто ставят барьеры: формат — неформат. В этом большая сложность и проблема. Музыка не терпит форматов.

Эксперт: США не заставят Россию продать здания бывших дипломатических учреждений Хирург Залдостанов потерял покровительство Путина: чихать на гранты президента Чижов: ЕС вывел из-под санкций США часть российских энергопроектов Истребитель шестого поколения получит фотонный радар и выжигающий лазер Экс-сотрудник Пентагона раскритиковал решение Вашингтона закрыть генкосульство РФ в Сан-Франциско

Лента новостей