28.12.2016 18:49

Сидевший в Китае под домашним арестом художник Вэй Вэй приехал в Венецию

Сидевший в Китае под домашним арестом художник Вэй Вэй приехал в Венецию

На 74-м Венецианском кинофестивале ажиотаж вызвала конкурсная документальная картина «Человеческий поток» опального китайского художника Вэй Вэя. С недавних пор он обосновался в Берлине, откуда и задает всем вопросы: «Европа мертва? Сколько еще жить Европе?» Русское присутствие в англоязычном варианте неожиданно проявилось в лице Алены Лодкиной из Мельбурна.

Сидевший в Китае под домашним арестом художник Вэй Вэй приехал в Венецию
кадр из фильма "Незнакомые цвета"

Китайский художник Ай Вэйвэй, еще недавно гонимый и опальный у себя на родине, где у него отобрали паспорт и посадили под домашний арест, обвиняли в экономических преступлениях и двоеженстве, ныне уже житель Берлина. Он снял неигровую картину «Человеческий поток» о нашествии мигрантов. Поехал на греческий остров Лесбос, совершил едва ли не кругосветное путешествие, чтобы рассказать о вселенской миграции. Ежедневно тысячи беженцев из Сирии, Палестины, Сомали прибывают к берегам Европы, Турции и других стран в оранжевых спасательных жилетах. Они выстраиваются вдоль границ Македонии и Словении, перебираются из Мексики в США. Их лагеря покрыли сетью весь мир. Они покидают свои времянки, оставляя после себя груды мусора. В дни Берлинского кинофестиваля 2016 года в центре города можно было наблюдать поразительное зрелище — колонны концертного зала обвязали оранжевыми спасательными жилетами: их также вполне художественно свалили в кучу на площади. Автором фантастической инсталляции был Вэй Вэй. Теперь нечто подобное мы увидели в его документальном высокохудожественном фильме.

Но он не первый. И до него снимались куда более сильные картины о мигрантах. В прошлом году лучшим документальным фильмом по решению Европейской киноакадемии стал итало-французский документальный фильм «Огонь в море» Джанфранко Рози о наплыве беженцев на средиземноморский остров Лампедуза. Это мощная работа, а Рози профессионал высшей пробы. Его картина также получила «Золотого медведя» Берлинале. Рози провел на Лампедузе несколько месяцев и показал потоки людей из Чада, Ливии, Нигерии, Эфиопии, Сирии. Вэй Вэй в первую очередь художник, не режиссер. Он выстраивает кадр как картину, хоть в раму обрамляй. Невероятной красоты пейзажи сняты им в Кении во время песчаной бури. Аквамариновая прозрачность воды, по которой плывут лодки с беженцами, производит неизгладимое впечатление. Многое поверхностно, поток цифр о мигрантах, которые можно получить из выпусков новостей. И все же Вэй Вэй сумел передать страшную картину мира, стоящего на пороге гибели. Сумрачные кладбища безымянных людей под номерами. Младенец в прозрачной камере с повязкой на глазах. Есть ли они у него, у этой крохотной жертвы сирийского конфликта? Будет ли он жить? Если посмотреть палатки беженцев с высоты птичьего полета, то люди выглядят как рассеянная крупа. Мелкие частицы в безбрежном мире.

Сидевший в Китае под домашним арестом художник Вэй Вэй приехал в Венецию
кадр из фильма"Человеческий поток"

В фильме прозвучат слова о смерти Европы. Кто ее погубит — такие же мигранты, как сам Вэй Вэй? Но он другой, из политических, а эти — голодные, искалеченные войной. В Ливане около 2 млн беженцев из Сирии и Палестины. Не меньше в других странах. Мигранты в массе своей молодые и сильные мужчины. Детей тоже много, но они находят радость во всем, в любой луже или покосившемся жилище.

Группа у Вэй Вэя — европейская. Сам он ходит с небольшим фотоаппаратом и мобильным телефоном. На них и снимает. Он постоянно в кадре: стрижет мексиканца, жарит шашлык, предлагает свой китайский паспорт мигранту. Его картина разозлила многих европейцев, уставших от нашествия варваров. Мигрантов готовы любить только в кино, но не в частной жизни. Подступы к фестивальной территории перекрыты тумбами, чтобы не могли заехать террористы. Полицейские и карабинеры стоят с оружием наперевес.

В ливанской конкурсной картине «Обида», которую многие ошибочно переводят как «Инсульт», речь тоже об иностранных рабочих-нелегалах, живущих в Бейруте. Между палестинцем и ливанцем-христианином вспыхнул конфликт, казалось бы, на бытовой почве. Один облил другого водой с балкона, и понеслось. Все оказалось сложнее, чем можно было предположить. У каждого из героев всплывают страшные картины прошлого. Простых судеб тут нет. Бейрут напоминает бурлящий котел, в котором варятся все ближневосточные проблемы. В любой момент эта гремучая смесь может рвануть.

Нашлось все-таки еще одно русское имя помимо Элема Климова в одной из программ. В секции «Биеннале колледж» представлена австралийская игровая картина «Незнакомые цвета» Алены Лодкиной. Родилась она в России, а живет в Мельбурне, снимает документальное и игровое кино. Свой новый фильм Алена сняла в австралийской глубинке с ее иссушенным скудным пейзажем, где живут немолодые и колоритные мужчины. К одному из них, попавшему в больницу в результате несчастного случая, приезжает из города студентка-дочь, будущий психолог. Ничего особенного не происходит, и в то же время так интересно наблюдать за течением жизни как таковым. Видно, что картина снята минимальными средствами, но кинематографическое видение мира (а это самое ценное качество в кино) у молодого режиссера, несомненно, есть. Среди гостей на премьере было немало русских женщин, зал наполнила русская речь. Кто-то был разочарован, что герои говорили исключительно по-английски.

"Нормандская четверка" напомнила, что минские договоренности должны соблюдать все Сама не своя Дума Политолог Валерий Соловей назвал срок полной изоляции российского интернета «Миротворец» признал двойника Путина врагом Украины Малороссии не будет

Лента новостей