10.08.2017 12:45

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих пор

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих пор

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих пор

В этом году в лондонском музее Виктории и Альберта открыта экспозиция Balenciaga: Shaping Fashion, которую можно увидеть до 18 февраля 2018-го. Туника, платье-трапеция, платье-баллон, юбка-тюльпан, рукав «три четверти», блузка без воротника и многое другое — даже те, кто никогда не слышал о Кристобале Баленсиаге (1895 — 1972), не раз пользовались его изобретениями. О великом кутюрье XX века, его феномене и влиянии на мир моды — в материале HELLO!.

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порБаленсиага ненавидел фотографироваться и оставил после себя очень скудный личный фотоархив. Но этот портрет был сделан по его инициативе в 1927 году, ради него 32-летний кутюрье специально приехал в Париж к известному фотографу Борису Липницкому

Когда в 1968 году Баленсиага объявил, что закрывает свой Модный дом, его давняя клиентка Мона фон Бисмарк, которая могла заказать у него больше сотни платьев за один раз, заперлась на три дня в своем доме на Капри — будто похоронила кого-то близкого. Другие бросились лихорадочно скупать остатки его коллекций — как взлетевшие в цене произведения искусства. А газеты сообщали если не о закате высокой моды, то как минимум о конце эпохи великих кутюрье.

Высокая мода подобна оркестру, и наш дирижер — Баленсиага,

— признавался Кристиан Диор. Карл Лагерфельд говорил, что решил стать дизайнером, увидев в 17-летнем возрасте фотографию с моделью Баленсиаги, а скупая на похвалы Шанель называла его «единственным кутюрье в прямом смысле этого слова»:

Все остальные — просто дизайнеры.

Баленсиага во многом был первопроходцем, при этом организаторы выставки в Музее Виктории и Альберта, открытой к 80-летию его парижского Дома, утверждают, что, услышав «Balenciaga», многие молодые люди вспомнят в первую очередь дутые куртки или сапоги-чулки. И, скорее всего, очень удивятся, что это фамилия реально жившего дизайнера. Тем более того, кого называют «великим» и «самым влиятельным».

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порБаленсиага как никто умел подчеркнуть линию шеи — или окружив ее воротником, напоминающим часть рясы священника (на фото слева — 1954 год), или использовав широкое декольте. Второй прием хитроумно обыграл нынешний арт-директор бренда Демна Гвасалия, приопустив воротники пуховиков во время показа осень-зима-2016/17

Мода как религия

Это был один из самых скрытных модельеров XX века, «чудаковатый парень», как о нем писали в прессе. Он не оставил после себя ничего, кроме платьев и эскизов, — ни красноречивых цитат, как та же Шанель, ни рекламных легенд о «женщине-цветке», как Диор. Всю свою жизнь Баленсиага держал журналистов «на голодном пайке». Редко фотографировался, задергивал окна своего кабинета плотными шторами, никогда не выходил на поклон после показов и на протяжении 50 лет не давал интервью, отступив от этого правила только в конце карьеры. Сдержанный, немногословный, он был еще и глубоко религиозным и каждый день посещал церковь на проспекте Марсо.

Достоверно о нем известно лишь две вещи: он страдал синуситом и любил кататься на лыжах, — иронизировала его биограф Мэри Блюм.

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порЛиза Фонссагривс, которую называли первой в истории супермоделью, в костюме Balenciaga, 1959 год

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порМодель Альберта Тибурзи в знаменитом платье-конверте, 1967 год

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порФирменный прием Баленсиаги — укороченный рукав

В действительности известно о Баленсиаге было лишь немногим больше. Он родился в 1895 году в Стране Басков, в средневековой деревне Гетария. Его мать была швеей, отец — рыбаком. У него не было специального образования, но его дарование стало очевидным фактом уже в раннем детстве. В 24 года он открыл ателье в Сан-Себастьяне, в 25 — второй Дом в Мадриде, где уже обшивал королеву Испании, а в 42 — салон в Париже. Вот, собственно, и всё.

Дефицит информации порождал легенды: Баленсиаге одновременно приписывали тучность и худосочность, надменность и мягкий нрав. Писали даже, что за его именем скрывается несколько дизайнеров. Сегодня его поведение назвали бы хорошим рекламным ходом, но все, что его интересовало, — структура ткани для нового платья и идеальная посадка рукава. Он просто был трудоголиком и перфекционистом, проводившим по 150 примерок в день. Как говорила главный редактор американского Vogue Беттина Баллард, в моде он стремился к недостижимому — абсолютному совершенству.

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порОдно из изобретений кутюрье — платье-баллон (на фото слева, 1950-е годы). В коллекции осень-зима-2017/18 нынешний арт-директор Balenciaga Демна Гвасалия не то что процитировал, а буквально скопировал несколько моделей Баленсиаги, дополнив одну из них оранжевыми сапогами-чулками — и все ахнули, насколько актуально это смотрится и сегодня

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порЕще одно ноу-хау — юбка-колокол (на фото слева, 1950-е годы). Баленсиага любил, когда одежда не облегала тело, а отступала от него. Причем новые объемные формы он создавал без корсетов, подушечек и прочих приспособлений — только за счет пластики тканей. На фото слева — платье Balenciaga из коллекции осень-зима-2017/18.

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порВ то время как дизайнеры 1950-х вслед за Кристианом Диором всячески утягивали женскую талию, Баленсиага смещал ее все ниже и делал все шире. Итогом стало изобретение платья baby doll. И хотя не все клиентки кутюрье были готовы к такому «авангардному» решению, из этой формы в дальнейшем родились платье-кокон и юбка-баллон

Гений и его монстры

Описывая его парижские показы, редактор моды американского Harper’s Bazaar Диана Вриланд говорила, что на них можно было «взорваться и умереть от восторга». По ее же словам, многие видавшие виды состоятельные клиентки «сползали со стульев», а Одри Хепберн признавалась, что при виде его коллекций испытывает нечто близкое к экстазу.

При этом, если у того же Диора показы напоминали праздничные шоу, то у Баленсиаги они проходили в церковной тишине — чтобы ничто не отрывало зрителей от платьев. Манекенщицы по той же причине выбирались, мягко говоря, не из красавиц — парижане между собой называли их «монстрами». Но тот, кто хотя бы однажды побывал у Баленсиаги, никогда бы не променял его на Диора. А попытались бы — своенравный баск навсегда закрыл бы перед ними двери Дома.

Он не втискивал женщин в классическую формулу «песочных часов»: пышный бюст — тонкая талия — округлые бедра. Тем более что большинство его клиенток не отличались молодостью и стройностью. Чем сложнее была фигура, тем с большим азартом он приступал к делу.

Не вы должны худеть, а я должен одеть вас так, чтобы вы выглядели худой, — говорил Баленсиага одной из манекенщиц, пытавшейся сесть на диету из-за «толстых бедер».

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порПлатья с объемами на спине были коньком Баленсиаги: они наделяли царственным достоинством даже самые неказистые фигуры

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порВ коллекции осень-зима-2017/18 Демна Гвасалия (на фото) переместил объемную деталь вперед — вышло свежо и иронично

Баленсиага работал с тканью, как скульптор — с мрамором: оттачивая каждую деталь и уничтожая все лишнее. Пренебрегал правилами и делал то, что считал нужным. Как истинный католик, предпочитал черный, который подчеркивал архитектурные формы его платьев, но в то же время с мастерством художника смешивал сложные цвета и творил чудеса с вышивкой.

От Венеры до стюардессы

Пытаясь описать его ни на что не похожие платья, теряли дар речи даже лучшие авторы. В результате со страниц журналов на читателей обрушивались ни о чем им не говорившие «каскады совершенства» или вплывающие в гостиные «величественные Венеры». Неудивительно, что одно из лучших описаний его платьев появилось в художественном произведении. В вышедшем в 1959 году романе «Жизнь взаймы» Эрих Мария Ремарк отправил в Модный дом Balenciaga свою умирающую от туберкулеза героиню Лилиан, которая оказалась его идеальной моделью: она никому ничего не доказывала, не сражалась в извечной женской битве за мужчин, «ее целью была жизнь и она сама».

Когда она надевала черные или ярко-красные, как мексиканские шали, платья, или же короткие, как у матадоров, курточки, или необъятно широкие пальто, в которых тело казалось невесомым, так что все внимание концентрировалось только на лице, в ней особенно отчетливо проступала та меланхолия, которая была ей свойственна.

К 1968 году все, что Баленсиага ценил в моде, — отточенность линий, идеальную посадку, сложный крой — обесценила массовая мода. Нет сомнений, что он нашел бы себя и в ней: в 1968-м он даже разработал форму для стюардесс Air France, совместив в ней несовместимое — синтетику с элегантностью… Но ему было уже 73, он устал и решил уйти на высокой ноте.

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порОбъемные накидки, затейливыми формами скрывающие плечи, а иногда и всю верхнюю часть тела, — это тоже Баленсиага. В коллекции осень-зима-2016/17 Гвасалия применил этот прием к пуховикам

Наследие Кристобаля Баленсиаги: 10 модных изобретений, которыми мы пользуемся до сих порРукав «три четверти», или «браслетный» — позволяющий демонстрировать украшения, — еще одно открытие Баленсиаги. Работа над рукавами была для него почти священнодействием. Он мог сутками переделывать форму, пока пропорции не приближались к совершенству золотого сечения. В коллекции Balenciaga осень-зима-2006/07 (справа) были повторены те же самые соотношения на кожаных жакетах и топах

Этот сдержанный, своенравный, религиозный человек и так сделал слишком много — поставил с ног на голову моду ХХ века. По словам куратора выставки в Музее Виктории и Альберта, Баленсиага был «самым современным дизайнером, который ненавидел современный мир». Всю жизнь обшивавший королевских особ, аристократок, оперных див и кинозвезд — от Авы Гарднер и Ингрид Бергман до Марлен Дитрих, он, как никто другой, повлиял на уличный стиль. И, как написал еще в 1965 году журнал Women’s Wear Daily, «судя по проникновению идей Баленсиаги, он одел весь мир».

Справка. Balenciaga после Баленсиаги

Дизайнер Николя Жескьер пришел в Balenciaga в 1997 году, когда Дом дышал на ладан, а руководство грозилось продать его, если к 2007 году дела будут так же плохи. Жескьер засел за архивы и смог грамотно распорядиться наследием Баленсиаги: уже по второму его показу стало ясно, что с арт-директором Дом не прогадал. Он умело встраивал стиль Баленсиаги в контекст современности, попутно предлагая что-то свое. К 2012 году, когда Жескьер покидал Дом, тот уже вернул себе былую славу.

Осенью 2015 года арт-директором Balenciaga стал дизайнер родом из Сухуми Демна Гвасалия. К тому моменту он успел поработать в Maison Margiela и основать наделавший шума бренд Vetements. В Balenciaga знали, на что шли: предшественник Гвасалии, Александр Вэнг, был слишком осторожен и не оправдал надежд. Теперь они искали новатора и бунтаря, который действует без оглядки на каноны. В конце концов, разве не таким был в работе сам Баленсиага — несмотря на аскетичный нрав и прозвище «монах высокой моды»?

Украинский «план Маршалла»: Киев могут оставить без денег Минобороны наводит мосты Путин пожалел госсекретаря США Тиллерсона: попал в «плохую компанию» Россия ответит Польше на решение о сносе памятников советским воинам-освободителям «Переезд» озера Сладкое в Казахстан объяснили его усыханием

Лента новостей